суббота, 16 июня 2012 г.

Сергей Елисеев - Уфимский Силач

130 лет назад родился уфимский силач Сергей Елисеев, который считается первым чемпионом мира по тяжелой атлетике и первым русским чемпионом мира вообще. Так утверждают многие статьи и книги, так утверждает Международная федерация тяжелой атлетики (ИВФ).

Но даже далеко не всем землякам известны биография Елисеева, суть его спортивного подвига, наконец, просто само его имя. А ведь такого человека должны почитать и уважать все россияне. Он должен быть национальным героем наравне с Иваном Поддубным, который, впрочем, сейчас тоже изрядно подзабыт.

Кто же такой Сергей Елисеев и как он стал чемпионом мира?

"Краткая энциклопедия Башкортостана", увидевшая свет в 1996 году, сообщала следующее:

"ЕЛИСЕЕВ Сергей Иванович (1876, Уфа, — 1939, Томск). спортсмен. Первый рус. чемп. мира (1899), серебр. призер чемпионата мира по тяж. атлетике среди профессионалов (1903)…" и так далее.

Однако далеко не все так просто, как может показаться. Сам факт мирового чемпионства Сергея Елисеева сейчас считается неоспоримым, а ведь несколько десятилетий назад речь шла только о неофициальном титуле чемпиона мира. И для этого были достаточно веские основания. Вот что писал экс-чемпион и рекордсмен мира, заслуженный мастер спорта Дмитрий Иванов в своей книге «Штанга на весах времени», вышедшей в свет более 35 лет назад:

"В конце марта 1899 года в итальянском городе Милане проходили крупнейшие международные соревнования по подниманию тяжестей. В то время мировых форумов силачей еще не было, и эти состязания вполне можно приравнять к чемпионату мира… Председатель общества русских силачей В.Ф.Краевский послал на эти соревнования Сергея Елисеева: Соревнования закончились полным триумфом атлета из Петербурга…"

Как же так? Международная федерация считает С.Елисеева чемпионом, а Д.Иванов утверждает, что соревнования в Милане можно лишь приравнять к чемпионату мира. К тому же Елисеев назван атлетом из Петербурга. В чем же дело?

Действительно, менее чем за год до своей победы в Милане Сергей Елисеев вместе с братом Александром переехали из Уфы в Петербург. Приглашение от Краевского они получили после своего успешного выступления на первом чемпионате России (16-30 апреля 1898 года). Тогда 22-летний уфимец Сергей Елисеев занял в девятиборье (!) второе место, уступив только 19-летнему силачу из Ревеля (тоже российский город, ныне — эстонская столица Таллин) Георгу Гаккеншмидту. Год не прошел зря, и в Милане Елисеев превысил некоторые свои прежние результаты: правой рукой толкнул 86,8 кг (было 85,9), двумя — 143,3 кг (было — 135,1), выжал двумя 116,7 кг (было -114,6).

Но стоит ли на основании этого считать, что первая мировая победа российского атлета должна принадлежать северной столице, а не Уфе. Ведь и силу свою братья Елисеевы нагуляли в Башкирии, и до уроков Краевского смогли на равных состязаться с его учениками. Мы не будем настаивать на выборе, пусть каждый читатель сделает его сам. А чтобы никому не обидно было, можно воспользоваться широко распространенной ныне системой двойного зачета.

Однако, это противоречие не столь важно по сравнению с другим, главным. Что же все-таки за «чемпионат мира» состоялся в Милане? И почему он в конце концов стал чемпионатом мира без кавычек. Оказывается, «крупнейшие международные соревнования по подниманию тяжестей» на самом деле были соревнованиями на призы Милана по борьбе, в которых участвовали атлеты из Германии, Франции, Швейцарии и России. В завершение борцовского чемпионата и был проведен конкурс по поднятию тяжестей, который выиграл «воспитанник башкирского спорта» Сергей Елисеев. Проводились эти соревнования президентом Миланского атлетического клуба маркизом Луиджи Монтичелли и редакцией газеты «Делла спорт». Основанием считать их хотя бы неофициальным чемпионатом мира могло бы стать участие сильнейших атлетов той поры и отсутствие других соревнований, равных или превосходящих упомянутые по составу участников.

По ныне опубликованным ИВФ данным, в миланском турнире, который проходил 4-5 апреля 1899 года, приняло участие пять атлетов из трех стран, причем, все — из европейских. Что касается «рейтинга» представленных там атлетов, то о нем можно судить хотя бы по отсутствию Гаккеншмидта. А ведь «Гак» годом раньше не только выиграл чемпионат России, но и был третьим на чемпионате мира. По крайней мере, так называвшемся, в отличие от турнира, который выиграл Елисеев. Тех же, кому «Гак» проиграл, в Милане тоже не было.

Ну и что, скажет читатель. Пусть не участвуют, если не хотят. Вот и в московской Олимпиаде-80 многие страны не участвовали. Правильно, но не забывайте: речь идет о соревновании, в момент своего проведения не считавшемся чемпионатом мира. Даже в то время, когда «чемпионаты мира» по борьбе и поднятию тяжестей проводились чуть ли не в каждом цирке, маркиз не позволил себе назвать этот турнир мировым первенством. А результаты, показанные в Милане, были, видимо, по тем временам не слишком высоки. Если Сергей Елисеев разгромил соперников, толкнув правой рукой 86,8 кг, то Георг Гаккеншмидт годом раньше на чемпионате России поднял в этом же упражнении 115,4 кг (мировой рекорд)!

Когда появилась версия о мировом чемпионстве Сергея Елисеева, сказать трудно. Известный историк спорта, наш земляк Иосиф Дизенко в своей брошюре «Под кличкой „Атлет“ „цитировал“ даже саму „Газетта делла спорт“ за 20 февраля (!) 1899 года (то есть, за месяц до самого события), опубликовавшей „заметку своего корреспондента о С.И.Елисееве“, которая позже была перепечатана русским журналом „Спорт“. Вот ее содержание.

»Среди яркого созвездия прибывших в Милан атлетов, безусловно, выделяется русский Сергей Елисеев, представитель одной из отдаленных провинций России. Любопытно, что название города, из которого он прибыл, как и Рим, состоит из трех букв и называется — Уфа. После неоднократных попыток проникнуть в тренировочный зал, который был предоставлен в распоряжение атлетов, мне все же удалось там побывать, и я был достойно вознагражден за свою настойчивость.

Абсолютное большинство претендентов на корону чемпиона мира — это люди неимоверно большого роста и колоссального веса порядка 110 и выше килограммов.

Полную противоположность составлял названный мною Сергей Елисеев. Создавалось впечатление, что талантливым скульпторам древней Эллады, воспевавшим в своих бессмертных творениях удивительную гармонию и красоту человеческого тела, позировал юноша, подобный Елисееву.

На мой взгляд, именно от него следует ждать сенсации на предстоящем чемпионате. В то время как абсолютное большинство присутствовавших в тренировочном зале были озабочены не столько тренировкой, как наблюдением друг за другом, Елисеев ничего не скрывал. Он легко, свободно и непринужденно репетировал выдающиеся трюки, с которыми намеревался выступить на миланском помосте.

Похоже, что именно он может стать одним из главных претендентов на чемпионский титул".

А в марте тот же «Спорт» писал «…Совсем недавно спортивная общественность и многочисленные поклонники спорта столицы восторженно чествовали выдающегося русского атлета Елисеева, вернувшегося из Милана, куда он был послан для участия в чемпионате мира по гиревому спорту.

Достойный представитель России, он завоевал в упорной борьбе с сильнейшими атлетами мира первое место и стал, таким образом, первым русским чемпионом мира…»

Много тут странного. ИВФ считает, что ЧМ-1899 состоялся в начале апреля, а русский журнал за полтора месяца до этого уже дает перепечатку. Да еще называет «абсолютным большинством», «ярким созвездием» всего лишь четырех соперников Елисеева, а самого атлета, посланного на турнир петербургским клубом, — представителем города из трех букв.

Непревзойденный знаток истории и статистик тяжелой атлетики Михаил Аптекарь, работавший директором подольской спортшколы «Геркулес», наверное, тоже знал все, что писалось о Елисееве. И «неофициально-официальный» чемпионат мира ему тоже всегда не давал покоя. До такой степени, что он в 60-е годы прошлого века разыскал за границей эмигрировавшего из России после революции Гаккеншмидта и задал ему конкретный вопрос.

Из того, что ответил «Гак» советскому статистику, следует однозначно, что официальным чемпионатом мира эти соревнования, ни тот, ни другой не считали. Даже речи об официальных соревнованиях не было. «…Победа в Милане не давала Елисееву оснований считать себя чемпионом мира, — написал в письме Аптекарю Гаккеншмидт. — Он мировых рекордов, как я помню, ни одного не имел, и мировые чемпионы не участвовали в этом чемпионате…» Гаккеншмидт не оговорился ни насчет рекордов, ни насчет «мировых чемпионов»… в написанной им книге, которую он также прислал Аптекарю, были приведены результаты первых официальных чемпионатов мира и Европы. Оказалось, что первый европейский чемпионат прошел еще в 1896 году в Роттердаме (Нидерланды), а первый официальный чемпионат мира состоялся 19- 20 июля 1898 года (почти за год до миланского турнира) в столице Австро-Венгрии Вене. Первым чемпионом мира стал 120- килограммовый австро-венгр Вильгельм Тюрк, а весящий всего 89 кг чемпион России Гаккеншмидт занял третье место.

В программу соревнований в Вене, в соответствии с тогдашней традицией, входила и борьба. Параллельно разыгрывались звание чемпиона Европы по французской борьбе и чемпиона мира по поднятию тяжестей. Гаккеншмидт положил на лопатки всех соперников и стал чемпионом континента, а в промежутках между схватками выходил на помост и боролся за звание чемпиона мира по штанге. Кроме «бронзы» в многоборье, он завоевал «золото» в рывке левой рукой (85,1 кг). Отличился на этом чемпионате еще один россиянин с иностранной фамилией — петербуржец Гвидо Мейер: он выжал в неподвижной стойке 50 кг 13 раз подряд и был удостоен серебряной медали…

Но если Гаккеншмидту вполне можно верить насчет Милана, то насчет всего остального: Международная федерация тяжелой атлетики (ИВФ) была основана только в 1920 году, европейская тяжелоатлетическая федерация — в 1969-м. О каких официальных чемпионатах мира и Европы говорит Гаккеншмидт? Чем они официальнее того, что был в Милане?

Как мы уже сообщали, в летописи ИВФ соревнования в Милане значатся как мировой чемпионат. Третий по счету. Первый, оказывается, состоялся 28 марта 1891 года в Лондоне (выступало семь атлетов из шести европейских стран), а второй — 31 июля — 1 августа 1898 года в Вене (это уже по гаковски), с участием 11 атлетов из трех европейских стран.

О переписке между Аптекарем и Гаккеншмидтом сообщил на страницах своей книги «Справедливость силы» известный штангист и писатель, «самый сильный человек в мире» начала 60-х и один из участников президентских выборов в России 1996 года Юрий Власов. Вышла книга в 1989 году. Следовательно, вопрос об объявлении соревнований, состоявшихся в течение трех десятков лет до появления на свет ИВФ, официальными мировыми чемпионатами тогда еще не был решен положительно. Впрочем, вполне возможно, что и сейчас никакого официального документа, юридически закрепляющего ход тяжелоатлетической истории в обратном направлении, нет. Но если ИВФ все-таки на это пошла, то официальным чемпионом мира наш земляк Сергей Елисеев стал лет на сто позже, чем победил в миланском турнире. А значит, «первым русским чемпионом мира» все- таки не был.

Из книги И.Дизенко все-таки можно получить некоторое представление о жизни Сергея Елисеева. Это был действительно замечательный человек и выдающийся атлет. Победа в Милане, оказывается, не задержала его в Петербурге, и он вернулся в Уфу, где снова стал работать в железнодорожных мастерских. А потом перешел на работу в цирк, причем, как оказалось, по заданию революционного подполья («Теперь уже он продолжал выступать на тяжелоатлетических помостах России по совету революционной организации в интересах прямой конспирации»). Боевик Сергей Елисеев находился под надзором полиции, которая «пришила» ему дело об убийстве предателя и провокатора В.Соколовского. После суда он был выслан на 20 лет в Сибирь и надолго застрял на рудниках. Но в 1917 году вышел на свободу, переехал в Тюмень, а с 1922 года поселился в Томске. По свидетельствам людей, знавших Елисеева (с ними удалось побеседовать Дизенко), он был по-прежнему в отличной спортивной форме, не пил и не курил. Работал, а на общественных началах приобщал к спорту молодежь. Одним словом, был таким человеком, каким может оказаться далеко не каждый чемпион мира.

Любят у нас люди титулы и звания. Если ты чемпион Олимпийских игр — ты великий, если чемпион мира — ты уже не такой великий, а если всего лишь чемпион России — то вообще не человек. Разве мало того, что Сергей Елисеев в 1899 году стал победителем просто самого престижного международного турнира, который Международная федерация тяжелой атлетики сочла возможным задним числом поставить в один ряд с официальными чемпионатами мира.

Мы глубоко уважаем Салавата Юлаева и Юрия Гагарина, хотя они не были первыми чемпионами мира. Точно так же, значение спортивных свершений и величие фигуры Сергея Елисеева не уменьшится из-за того, что мы перестанем видеть за ним только ярлык «первый русский чемпион мира». Он, несомненно, один из самых выдающихся атлетов мира своей поры. Но что гораздо важнее для нас — первый житель нашего края, смело шагнувший в мир Большого спорта и сразу же достигший его вершин. Он — идеальное сочетание самых лучших спортивных и человеческих качеств. Он — действительно, первый среди «Выдающихся спортсменов Башкортостана».










Сергей Елисеев "Крепкий орешек" (1876 - 1939)

Сергей Елисеев родился в 1876 году в семье, которую природа щедро наделила замечательными физическими качествами Отец, Иван Григорьевич, повар по профессии, был богатырскогс сложения. Сыновья – старший Сергей и младший Александр – работали слесарями в железнодорожных мастерских Уфы. Шутя, на удивление товарищам по работе, усердно крестились братья двухпудовыми гирями, разводили с ними руки в стороны, лихо и икусно жонглировали. Сергей к тому же очень любил борьбу. И однажды волею случая приобрел более широкую известность.

Ежегодно в окрестностях Уфы проводился национальный праздник сабантуй. На него собирались сильнейшие батыры города, ближних и дальних аулов померяться силой, ловкостью, лихой скачкой на коне. Особой популярностью пользовалась башкирская народная борьба на поясах – курэш.

Несколько лет подряд победителем уфимского сабантуя по курэшу становился Габдрахман Салихов. Он с поразительной легкостью, как бы играя, делал несколько мягких переступающих шагов, примеряясь к очередному сопернику, внезапно, словно железными тисками сдавливал ему ребра и, резко откинувшись назад, молниеносным броском переворачивал в воздухе и бросал на землю. Расправившись с шестым по счету противником, Габдрахман без малейшего признака усталости стоял в кругу зрителей. И столько силы и уверенности было в его фигуре, что он казался непобедимым. Казалось, не будет больше смельчаков, способных решиться на поединок с прославленным батыром, когда, раздвинув тесный круг зрителей, к Габдрахмачу подошел среднего роста юноша и протянул соединенные кушаком руки для обхвата соперника. Снисходительно улыбнувшись намерению очередного претендента, прославленный батыр принял вызов, не сомневаясь в исходе поединка. И тут произошло неожиданное.

Так Сергей Елисеев одержал свою первую большую победу. На другой день к дому Елисеевых привезли трех баранов от Габдрахмана Салихова и его поклонников. Это был великодушный акт признания превосходства Сергея, уважения его как сильнейшего борца.

Шло время. Братья Елисеевы продолжали вошедшие в привычку тренировки. В апреле 1898 года предстоял чемпионат России в Петербурге. Сергей волей случая получил приглашение на него. Это известие очень обрадовало его. В упорном труде, постоянных, порой изнурительных, на пределе человеческих возможностей, тренировках проходили дни и месяцы до назначенного чемпионата.

Для развития мышц ног он набил на подошвы ботинок свинцовые пластины, в которых набегал не один десяток километров по прилегающим к дому холмам. Выполнял несчетное количество разнообразных упражнений с самодельной штангой, гирями, гантелями. С точки зрения современных методов тренировки, он самостоятельно без научного руководства сумел предугадать ключевые моменты тренировки ведущих атлетов современности. В равной степени это можно отнести к режиму питания, быта, личной дисциплинированности примером которой он всегда служил для представителей спортивного мира того времени.

Появление Сергея Елисеева в Петербурге у доктора Краевского не прошло незамеченным. – Господа! Представляю вам новое пополнение в нашу богатырскую. Сергей Иванович Елисеев из Уфы. Прошу любить и жаловать. Первым подошел к Сергею Гаккеншмидт. За ним подошли и остальные атлеты, составлявшие атлетическую элиту России того времени. На прошедшем в апреле 1898 года в Петербурге чемпионате России по атлетике Сергей Елисеев был в центре внимания знатоков и публики. Стройный, с прекрасно развитой мускулатурой, он являл собой идеал человеческого телосложения. Сергей нервничал, и это, естественно, сказалось на результатах. Ему пришлось довольствоваться вторым местом и большой серебряной медалью. Первенство завоевал Георг Гаккеншмидт. Несколько успокоившись, он выполнил ряд уникальных трюков, за которые получил две золотые медали. Об одном из них, особо выдающемся, писали "Петербургские новости': "Как выдающееся достижение с гирями, Сергей Елисеев показал следующее: он взял гирю в виде шара с ручкой весом 152,5 фунта (62,45 кг), поднял ее правой рукой за головой и на вытянутой руке медленно опустил сбоку, причем подержал некоторое время руку в горизонтальном положении. Рекорд этот считается мировым. Даже из атлетов–профессионалов никто не делал этого более чем с 120 фунтами (49,1 кг)".

В феврале 1899 года Елисеев едет в Милан. Итальянский город живет напряженным ожиданием небывалого в стране спортивного события. Уже несколько недель красочные афиши извещают: вскоре здесь соберутся самые сильные люди земного шара, чтобы поспорить, кто же достоин звания сильнейшего. Помост установлен на сцене всемирно известного оперного театра "Ла Скала".

Интерес к этому событию возрастал по мере того, как в Милан прибывали участники турнира. Своеобразные одежды, гигантский рост многих участников, вес которых доходил до 140 –150 кг – все это разжигало любопытство. В Сергее Елисееве, напротив, ничего необычного не было. Рост – 172 см, вес – 83 кг. Претенденты на титул чемпиона мира и не думали, что этот русский парень может оказаться серьезным конкурентом. В мировой "табели о рангах" прошлого чемпионата в Вене он не значился. Там фигурировал, конечно, представитель России, но это был знаменитый Георг Гаккеншмидт, или, как его называли, "русский лев". Во время парада участников публика, заполнившая театр до предела, с искренним сочувствием, даже недоумением смотрела на белокурого россиянина, терявшегося среди рослых массивных атлетов.

Молодой российский атлет был самым легким из участников. Совсем немного, если учесть, что весовых категорий тогда не существовало, и, по общепринятому мнению, тем, кто "тянул" меньше 100 килограммов, в атлетике вообще делать было нечего. Но, как известно, победу тяжелоатлетам приносит не собственный вес, а тот, что они поднимают. Уже в первом упражнении – рывке одной рукой – русский силач поднял больше, чем кто–либо. Стало ясно, что русский атлет обладает феноменальной силой и блестящей техникой. Он побеждал именитых соперников одного за другим, превзойдя их как в отдельных упражнениях, так и в сумме поднятого веса. Первый приз – большую золотую медаль – за победу в чемпионате по праву присудили Елисееву. Кроме того, за установление в ходе турнира мирового рекорда в выжимании одной рукой его наградили еще и специальным призом – малой золотой медалью.

В 23 года Сергей Елисеев, простой рабочий парень из далекой захолустной Уфы стал чемпионом и рекордсменом мира. В России известие о блестящем выступлении Елисеева вызвало широкий общественный резонанс. Сам главнонаблюдающий за физическим развитием народонаселения (существовала, оказывается, и такая должность в царском кабинете) сочинил на имя царя реляцию о награде жителя города Уфы С. Елисеева за примерное служение царю и Отечеству. Дважды в 1899 и 1900 годах он завоевывал титул чемпиона России, показав поразительные результаты по тому времени. В жиме двумя руками он поднял 145 кг и толкнул 160,2кг. В 1903 году Сергей Елисеев выехал в Париж для участия в чемпионате мира. И вновь он прославил Россию.

Это были последние соревнования на атлетических помостах России и мира, где ему всегда сопутствовали блестящий успех и мировая слава.

России назревали революционные события 1905 года. Сергей Елисеев был активным революционером, о чем знала царская охранка. Он проходил под кличкой "Атлет". В июне 1905 года он вез листовки. Толпа черносотенцев кинулась к нему. Елисееву пробили голову, но драгоценный груз атлет спас. Пятьдесят дней он находился между жизнью и смертью, когда он выздоровел, жандармы отправили его в тюрьму, а затем сослали в Якутию.

После революции у него была трудная и полная драматизма жизнь. Но он никогда не бросал тренировок. 1925 год застал его в сибирском городе Томске. Судьба распорядилась так, что Иван Лебедев свел на борцовском ковре Елисеева с великим и непобедимым Иваном Поддубным. В назначенный день и время сошлись два мировых чемпиона: один по гиревому спорту и атлетике, другой по борьбе. Свидетелей при этом было немного–преимущественно знатоки атлетики.

Вот как в журнале "Спорт" описывается эта исключительная во всех отношениях встреча богатырей: "В течение получаса ни одному из борющихся не удалось провести результативного приема, но инициатива была явно на стороне Поддбуного. Дважды поднимал Елисеева на "второй этаж" 140 – килограммовый богатырь Поддубный и испытанным приемом бросал на ковер, но ожидаемого результата не получалось – Елисеев оказывался на ногах". Трудно сказать, что произошло бы на ковре... Когда Иван Максимович приготовился провести один из самых испытанных и результативных приемов, не выдержал у запястья ремень, соединявший руки Елисеева. Запасного ремня не было!

Схватка была объявлена ничейной. Поддубный промолвил: "Крепкий ты, оказывается, орешек, Сергей Елисеев!" На память он подарил ему золотую заколку в виде штанги с драгоценным камнем со словами "есть, оказывается, в России достойный соперник Ивану Поддубному". Умер Сергей Елисеев в 1939 году. 





Комментариев нет:

Отправить комментарий